Домой В России Часть 3. ПОДДЕЛАЛИ ЛИ В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ

Часть 3. ПОДДЕЛАЛИ ЛИ В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ

59
0

Часть 3. ПОДДЕЛАЛИ ЛИ В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ

Госдумовская предвыборная кампания 2021 года в Ивановской области завершилась уже как месяц назад; результаты выборов никто не оспаривает. В своих субъективных заметках я пытаюсь ответить на ряд вопросов, которые оставили после себя эти выборы.

В первой части — «Власть и ее админресурс» речь шла о том, как «ковалась» победа «Единой России» и ее кандидатов. О том, как провела выборы ивановская «оппозиция» можно прочитать во второй части —  «Почему оппозиция не боролась за победу».

Ивановские оппозиционеры, однако настаивают, что главной причиной их провала стали махинации в избирательных комиссиях. Не замахиваясь на обсуждение честности всей российской избирательной машины, посмотрим на то, как прошли три дня выборов в Ивановской области.

ОКАЗАЛИ ЛИ «ПЕНЬКИ» ВЛИЯНИЕ НА РЕЗУЛЬТАТ

За пару недель до выборов областной избирком согласовал перечень мест для организации «дополнительной возможности голосования групп избирателей, проживающих в местах, где отсутствуют помещения для голосования и транспортное сообщение с которыми затруднено».

Таких мест оказалось около 900 (лидером стал Тейковский район со 115 такими местами) Голосовать предлагалось на спортплощадках, футбольных полях, у магазинов и на автобусных остановках. 

Такое «голосование» — фактически без какого-либо реального контроля – создавало предпосылки для массовых фальсификаций. Составленный в Иванове список явно противоречил духу закона по созданию таких выездных мест для голосования и после визита члена ЦИК России Павла Андреева количество «особых мест» сократилось почти в 2 раза — до 465.

Повлияло ли «голосование на пеньках» на результат? Я взял несколько участков с «пеньками» в Иванове и Шуе – чтобы ответить на этот вопрос. (Цифры — в процентах)

Часть 3. ПОДДЕЛАЛИ ЛИ В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ

Как видим, ни на одном из участков это не повысило явку – она даже ниже, чем средняя по соответствующему муниципалитету. Вместе с тем количество проголосовавших вне помещения для голосования выше на 25-29% в Иванове и на 12% в Шуе.

А вот результат «ЕР» на уч.№219 даже ниже, чем средний по Фрунзенскому району, в Шуе – результат на участке «с футбольным полем» почти такой же, как в среднем по городу; превышение же результатов партии власти незначительное.

Судя по всему, «пеньки» не оказали глобального влияния на результаты; максимум —  они использовались в районах как способ оперативного сбора голосов «домашнего голосования» с легким элементом понуждения к голосованию.

Тогда зачем властям была нужна эта странная «пеньковая операция»?

С одной стороны, муниципалитеты, направляя свои заявки, стремились выслужиться перед центром, показывая свой потенциал к манипуляциям; а облизбирком не смог «просеять» чиновничье рвение.

С другой – «пеньковый» процесс сам по себе должен был продемонстрировать, что «дергаться» бесполезно, и — если что-то пойдет «не по сценарию» — «пеньки» все решат.  Это должно было стать неким демотивирующим сигналом для оппозиционной публики; однако, по факту такого эффекта опубликованный список «пеньков» не произвел — скорее, это раздражало граждан.

6% ИЗБИРАТЕЛЕЙ или 16% ОТ ПРОГОЛОСОВАВШИХ СДЕЛАЛИ ВЫБОР ДОМА

Еще одна «дыра» в наблюдении за выборами, которую часто приводят как пример манипуляции – это высокая доля домашнего голосования.

От выборов к выборам эта технология используется властями как для повышения явки, так и для активизации лояльного избирателя (не секрет, что старшее поколение в большинстве своем более лояльно к власти).

Сама по себе процедура предварительного обзвона избирателей членами избиркома (чтобы договориться о приходе домой) или приход к избирателю вовсе без его заявления о домашнем голосовании —  незаконна.  Наблюдатели представили достаточное количество примеров, чтобы с определенной долей уверенности говорить о том, что такие незаконные действия поставлены избиркомами «на поток».

И власть ведет здесь опасную игру. Отсутствие в избиркомах реестра избирателей, к которым выехали на «домашнее», значительное превышение количества выданных выезжающим членам комиссии бюллетеней от записавшихся на «домашнее», нестыковки в актах – все это основания для признания выборов на конкретном участке незаконными.

Что, собственно, и произошло на УИК№162 в Лесном: бюллетеней на выездном голосовании выдали больше, чем было заявок; «смешали» эти бюллетени, не рассмотрев жалобу; что привело к «браковке» всех бюллетеней граждан, проголосовавших за два дня.

Аналогичное нарушение с отменой результатов – на УИК №238 в Вичуге.

Если бы наблюдатели активно фиксировали такие нарушения не только в Лесном — результаты голосования можно было бы отменить на десятках (если не сотнях) подобных участков, что поставило бы под удар результат выборов по всей области.

Если чиновники и далее будут заниматься подобной практикой (а облизбирком смотреть на это сквозь пальцы) – это закончится печально. Либо всероссийским скандалом с отменой региональных результатов, либо публичным выворачиванием рук судебной системе. И я не знаю, что хуже.

 

Рейтинг муниципалитетов по «домашнему голосованию»

Часть 3. ПОДДЕЛАЛИ ЛИ В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ

Вместе с тем из приведенного рейтинга мы видим, что высокая доля домашнего голосования не всегда дает самые высокие результаты партии власти. Так, Юрьевецкий район – первый по доле «домашнего», но только на 14 месте по проценту «ЕР».

Что ж, процедурные нарушения, о которых говорилось выше – это незаконно и даже ведет к отмене результатов голосования, но фиксация таких нарушений не доказывает подделку голосов и вбросы за пределами избирательного участка.

Впрочем, появившаяся в дни выборов скандальная запись разговора, на котором голос, похожий на голос главы Шуи Натальи Корягиной, «учит» члена избиркома как правильно вбросить голоса на «домашнем» (то есть совершить преступление) — это доказательство того, что подобные практики, увы, не изжиты. Несмотря на то, что запись была сделана не на выборах-2021, а ранее, то, что Корягина после этого продолжает руководить городом – это тоже красноречивый факт.

Еще один пример — УИК №432, где из документов следовало, что на каждое голосование дома потратили около 4 минут, что физически невозможно. Облизбирком отменил результаты голосования на этом участке вовсе, но никаких уголовных дел о подделке нет.

Были ли такие случаи массовыми? Собственно, это как раз и могли установить наблюдатели, если бы активно фиксировали время ухода – прихода членов избиркома на «домашнее», сверяя с количеством проголосовавших. Но иных примеров нет.

ТРЕХДНЕВНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ и СЕЙФ-ПАКЕТЫ

Голосование три дня подряд, с одной стороны, удобно избирателю, с другой стороны – создает трудности для наблюдения и является серьезной нагрузкой на членов комиссий.

Власть объясняла необходимость трехдневного голосования антиковидными ограничениями – якобы, так можно снизить толкучку на участках. Правда, тут же 17 сентября с утра эту самую толчку чиновники и организовали, пригнав на УИКи бюджетников и военных.

Впрочем, самой скандальной (хоть и тихой) на трехдневном голосовании стала история на УИК№2.

В так называемые «сейф-пакеты» на всех участках запечатывали бюллетени тех, кто проголосовал 17 и 18 сентября – чтобы бюллетени хранились до подсчета голосов. На каждом сейф-пакете стоял соответствующий «уникальный» номер.

Однако в процессе наблюдения выяснилось, что на УИК№2 в Иванове находилось два сейф-пакета с одинаковыми номерами. Фактически это позволяло подменить пакет и переложить в него фальшивые бюллетени – например, ночью, когда никого на участке нет.

Ничего подобного установлено не было, однако вопрос о том, почему сейф-пакеты были с дублирующими номерами, так и остался без ответа. Как и то, кто заказывал такие сейф-пакеты, сколько еще «дублирующих» пакетов было развезено по участкам.

Закрытость этой темы (официально ее так никто и не прокомментировал) дает простор для фантазий.

На УИК №349 в Шуе из-за вскрытия пломбы на сейф-пакете (официально) голосование было признано незаконным. Впрочем, наблюдатели говорят, что дело не в сейф-пакете, а в том, что с бюллетенями в этом сейф-пакете «химичили» по домашнему голосованию.

ТАК ПОДДЕЛАЛИ ЛИ НАШ ВЫБОР? ВЕРСИЯ.

Аналитик Сергей Шпилькин опубликовал графики по статистике голосования на выборах депутатов Государственной Думы, которые показывают аномальные результаты партии власти в том числе по регионам. (О принципе расчетов и сами графики можно прочитать ЗДЕСЬ)

По его математическим расчетам, в Ивановской области около  25 тысяч голосов за «Единую Россию» можно считать «аномальными».

При игнорировании аномальных голосов результат «ЕР» должен составлять 30,45% (Официальный результат — 36,27%) Разница по аномальным голосам — почти 6%.

Однако 30,45% все равно выше результата второго места КПРФ (28,04%)

Опубликованные графики по муниципалитетам показывают, что число аномальных голосов по городам составляет 2-3%; большая аномалия в Тейкове с разницей в 13%. (Хотя это может объясняться голосованием военных)

Шпилькиным был проведен и расчет по одномандатным округам.

По его расчетам, результат Виктора Смирнова без «аномальных» голосов – 30,96% (официальный результат – 39,02%), результат Михаила Кизеева – 32,49% (официальный – 34,66%) И в том, и в другом случае у конкурентов в любом случае меньше.

ЗАПРЕТЫ И СКАНДАЛЫ КАК СПОСОБ УНИЧТОЖИТЬ ДОВЕРИЕ

Впрочем, самый большой удар по легитимности выборов наносят, как это ни странно, сами члены избиркомов. (В том числе «отряд бойцов партии власти», которые влетали на участки, где начиналось то или иное разбирательство по законности действий избиркомов, и устраивали бардак).

Почему облизбирком не давал доступа всем членам комиссий с правом совещательного голоса к видеонаблюдению? Смысла в этих запретах не было никакого, но сама по себе логика «не пущать» только снижала доверие к процессу.

Почему вдруг пропало видео с УИКа 462, где был совершен вброс бюллетеней и с УИК№432, где были отменены результаты голосования? (Говорят, это сделано именно с целью, чтобы никто не понес за это ответственности)

Почему ряд председателей УИКов и ТИКов отказывали представителям КПРФ и Яблока в ознакомлении с документами, не представляли их копии, а в ряде случаев и вовсе не допускали к работе? Почему не допускали наблюдателей при введении данных в ГАС «Выборы»? Все эти запреты были явно незаконны и также наносят удар по честности выборов.

Почему жалобы наблюдателей массово переименовывались в «обращения» и данные о жалобах не вносились в итоговые протоколы?

Наконец, зачем «Единая Россия» направляла на участки с целью противодействия наблюдателям своих «бойцов», которые с одной стороны, своими советами делали только хуже (на участках отменяли результаты голосования), с другой – препятствовали людям голосовать? Подобного рода хамское и грубое поведение вновь лишь дискредитировало голосование.

ИТОГО

Судя по всему, без «пеньков», чудачеств с домашним голосованием и сейф-пакетами, без скандалов на участках и  без противодействия наблюдателям, власть получила бы плюс-минус аналогичный результат.

Возможно, в этом случае была бы чуть ниже явка, но не факт, что значительно изменился бы «партийный» процент. (Как это ни печально осознавать оппозиции)

Полагаю, что не стоит ради пары процентов уничтожать доверие и ставить под вопрос легитимность процедуры. Все-таки Ивановская область – это не султанат.

Сергей КУСТОВ

главный редактор медиагруппы «БАРС»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь