Домой В России Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

39
0

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

Ковид, вакцинация, застой в экономике и политике и жесткое подавление инакомыслия, – пожалуй, это основные темы, которые были в «топе» медиа относительно политического выбора на выборах в Государственную Думу, которые прошли 17-19 сентября. Даже тема проведенной 3 года назад пенсионной реформы не так остро пульсировала в эти дни.

При этом партийная предвыборная кампания проходила довольно вяло – в том числе и в Ивановской области.


В первой части субъективных заметок — «Власть и ее админресурс» речь шла о том, как «ковалась» победа «Единой России» и ее кандидатов. Попробуем разобраться, как провела выборы ивановская «оппозиция».

Далее в таблицах:


ГД – выборы в Госдуму; ОД – выборы в Ивановскую областную думу.


строка 1 – количество голосов «за» партию в области


строка 2 – процент «за» партию от числа пришедших на выборах в области


строка 3 — процент «за» партию от числа пришедших на выборах в стране


строка 4 – разница результата в регионе от результата в стране (если результат в стране принять за 100%)

САМЫЙ БОЛЬШОЙ ПРОВАЛ – У ЛДПР

Партия фактически не вела кампанию, потратив на нее официальные 153 тысячи рублей.

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

За минувшие 18 лет ЛДПР уменьшила количество своих сторонников в области в 2,3 раза – если в 2003 году за партию проголосовали 66,8 тысяч избирателей­, то в 2021 – 28,4 тыс.

Результат 2021 года – самый плохой у партии за всю историю выборов в Госдуму – как в количестве, в процентах, так и в соотношении с результатом по стране. Например, в 2016 году региональный результат был выше российского на 34%, в 2021 – уже на 24%.

ПОДДЕРЖКА ЭСЕРОВ УМЕНЬШИЛАСЬ в 3 РАЗА

Лучший результат у эсеров был на выборах в Госдуму в 2011 году в 70,2 тыс. избирателей, (цифры по выборам 2003 и 2005 даны суммарно с объединенными впоследствии партиями), а к 2021 поддержка уменьшилась в 3 раза до 23,1 тыс.

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

На всех выборах результат эсеров в регионе был всегда выше российского, однако если в 2011 и 2016 результат отличался на 17%, то в 2021 это превышение составило незначительные 2%.

Колебания эсеров вокруг 6-8% ставят вопрос о политическом будущем партии — на выборах в облдуму в 2013 году список не набрал и 4,5%.

При этом у лидера ивановских эсеров Павла Попова, который занимал 4-е место в региональном списке, появился шанс попасть в Госдуму. (1 и 3 место занимали кандидаты, выигравшие в Ярославе по одномандатным округам, а №2 — актеру Николаю Бурляеву — 75 лет, и он может уйти из политики по состоянию здоровья.)

КПРФ – «ВЫГОДОПРИОБРЕТАТЕЛЬ» ПРОТЕСТА

Стандартно в области голосуют за КПРФ 50-60 тысяч избирателей. И «перебор» этого порога случается именно в отсутствие альтернативы.

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

При этом рост (если не учитывать падения-2013) начался еще в 2011 году, когда показатели КПРФ стали превышать российские цифры — сначала на 17%, потом на 35% и вот теперь – почти на 48%.

Хотя в абсолютных значениях рекорд 2011 года КПРФ не повторила, (возможно, из-за вымирания своего электората) процентное значение – 28% от числа проголосовавших – самое высокое за 18 лет. 

ДРУГИЕ ПАРТИИ И НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ БЮЛЛЕТЕНИ

Есть ли какая-то логика в распределении голосов, когда люди голосуют за партии, которые не преодолевают партийный барьер?

В таблице ниже в строке а1 – голоса за другие партии суммарно, а2 – проценты за другие партии суммарно; в строке б1 – количество недействительных бюллетеней, б2 – их процент. (В 2003 и 2005 к ним добавлены голоса «против всех»).

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

Как видим, процент недействительных бюллетеней стандартно колеблется около 1-1,5% на выборах в госдуму и около 2-3,5% на выборах в облдуму.

При этом в 2021 году процент недействительных (2,5%) – рекордный среди госдумовских выборов, как и процент голосов за «другие партии» (16,2% из которых 5,9% — прошедшие в парламент «Новые люди»)

ДВЕ ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ

Цифры показывают, что у оппозиционных партий (как минимум у ЛДПР и СР) была реальная возможность увеличить свой результат, но никто партийный список не тянул.

Почему? 

Оппозиционеры пытаются сейчас оправдывать это тем, что «…не было ресурсов», и «подделывают голоса».

Во-первых, объём вбросов ограничен (не говоря уже о том, что желающих выполнять грязную работу в избиркомах не так много, как иногда видится). Во-вторых, ресурсы появляются тогда, когда есть реальная возможность победить.

(Да и у того же эсера Попова личный годовой доход — почти 40 миллионов рублей, то есть говорить о том, что он человек «нересурсный» по меньшей мере странно) 

На самом деле шансы пройти у местных в региональных партийных группах были практически нулевые (учитывая распределение региональных групп и общероссийские рейтинги партии) и именно поэтому (а не по каким-либо иным причинам) никто из них не «рвал рубашку» за список.

Аналогичная ситуация сложилась и в одномандатных округах.

Кандидаты Виктор Смирнов и Михаил Кизеев от «Единой России» отрабатывали установки технологов, появляясь на каждом более-менее заметном мероприятии; а административный ресурс был направлен на их узнаваемость и победу.

Оживление в регионе внесло появление «ресурсного» кандидата от КПРФ Евгения Горбачева, однако, как только стало ясно, что он обгоняет Кизеева, Горбачева с выборов сняли. (Или даже заставили сняться, учитывая мутную историю с его незаконной агитацией)

И далее оппозиционные кандидаты в одномандатных округах не вели серьезной агитационной работы. Большинство из них сдались на старте кампании – независимо от причин, которые они себе обозначали как основание не бороться серьезно за победу.

В предвыборном пространстве от оппозиции были заметны Светлана Протасевич (КПРФ), Сергей Шестухин («СР»), Сергей Римский, («Яблоко»), но то, что они делали —  было крайне мало, чтобы победить.

Ресурсов у оппозиционеров не было в первую очередь потому, что никто не верил в их победу, включая их самих. Веры же не было потому, что их фамилии и их дела неизвестны большинству избирателей.

Никто из них никак не проявлял себя за последние перед выборами годы — ни в политике, ни в общественной жизни. Для каждого из них политика является что-то типа хобби.

А партийный бренд (даже КПРФ) сам по себе не позволял победить — с учетом наличия кандидатов-спойлеров.

Случилась бы победа, если бы оппозиционеры-одномандатники договорились бы о единой кандидатуре? Да.

Если бы на округах остались пары Смирнов-Протасевич и, например, Кизеев – Попов, выдвиженцы «Единой России» проиграли бы округа. Это математически видно из результатов голосования: 

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

Часть 2. ПОЧЕМУ ОППОЗИЦИЯ НЕ БОРОЛАСЬ ЗА ПОБЕДУ

Даже если бы единого кандидата выдвинули только КПРФ, ЛДПР, СР и Яблоко, то Смирнов бы точно проиграл, а у Кизеева оставался бы шанс только за счет кандидата «Коммунистов России».

Однако медийный эффект от объединения оппозиционных сил свел бы и этот шанс к нулю – за счет того, что оппозиционная явка на кинешемском округе явно была бы после объединения значительно выше, а количество недействительных бюллетеней меньше.

Потому второй причиной, по которой оппозиция проиграла — является неспособность (и/или нежелание) договариваться и искать компромиссы — в том числе путем «дележки округов». При этом кандидаты признают, что установки по «недоговороспособности» идут из центра.

Впрочем, оппозиционеры настаивают, что главной причиной их провала стали махинации в избирательных комиссиях. Так ли это?

Об этом — в третьей части публикации.

Сергей КУСТОВ


Окончание следует

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь